Фонд Тимченко

С ресурсами проблем нет – проблема в дефиците субъектности: интервью с Василием Дубейковским

В последнее время многие столичные жители подумывают о том, чтобы перебраться в городок поменьше. Четыре года назад москвичу Василию Дубейковскому удалось осуществить план «побега» из мегаполиса в город, который является олицетворением российской глубинки. Урюпинск не разочаровал энергичного маркетолога, напротив, город стал площадкой для воплощения самых смелых идей, генерируемых в рамках бренд-платформы «Столица российской провинции».

Вы переехали в Урюпинск, чтобы «поработать над городом». А что это за работа такая?

Нет-нет, моя семья переехала не для работы, а для улучшения качества нашей жизни, и мы ее улучшили. Я сегодня в Урюпинске в чистом виде общественный деятель или активист – называйте, как угодно. У меня нет никакого контракта, но есть формальная должность руководителя некоммерческой организации, которую я сам и создал. Обязанности помогать городу развиваться у меня нет. Я делаю в основном то, что хочу делать, потому что мне это нравится.

Вообще я считаю, что самое важное в плане развития городов и страны в целом – личная инициатива, которая поддержана субъектностью, лидерством. То есть не «я знаю, как надо сделать, я вам расскажу, а вы делайте». Не выбор через голосование за того, кто будет этим заниматься, а ровно так: ты хочешь – ты и делаешь. Это ключ ко всем изменениям. Именно так появился в Урюпинске горнолыжный склон с подъемником – большая редкость в Южном федеральном округе. Чтобы в городе появилась своя горнолыжка, многие приложили руку, но всё началось с того, что этого захотел один человек.


А как же теория о том, что есть люди, которые генерируют идеи, и люди, которые их реализуют? По-вашему, идеи ничего не стоят?

У городов нет проблем с идеями. Более того – и ресурсы как таковые часто есть. Их нет у администраций, годовой бюджет Урюпинска в несколько раз меньше, чем бюджет парка Сокольники в Москве. Но зато есть гранты, краудфандинг, ФЦП, спонсоры, что угодно. Субъектности недостаточно. Должно совпасть в одном человеке – желание что-то сделать и переход к активным действиям.

 

И как это работает?

Нас в Урюпинске 38 тысяч человек. Доля тех, кто осознанно любит свой город, патриотично настроен и при этом деятелен, очень высокая, выше средней по России. Вот человек придумал акцию: сфотографируй замусоренную территорию, убери, сфотографируй еще раз и выложи фотографии с хештегом. Разыгрывается смартфон. Он обратился к нам за поддержкой – он хочет, чтобы его инициатива превратилась в городскую программу. Я ему как руководителю проекта помогаю, что-то советую, но не забираю его идею. Если ты хочешь глобального развития, находи людей, которые способны не только хотеть, но и делать, и помогай им. Вот то, чем я примерно занимаюсь.

 

Хорошо, что в Урюпинске есть такая организация. А если ее нет, где инициативный человек может найти поддержку?

Организация не имеет значения. Обращаются конкретно ко мне, к человеку, специалисту. НКО – это всего лишь оболочка. Просто для некоторых вопросов удобнее выступать от имени юридического лица.

У многих людей неправильные представления о том, что такое инициатива. Это не когда человек вдруг понимает: «Ух ты, это мой город, я могу здесь командовать! Эй, администрация, давай вместе соберемся и обсудим, какой нам нужен тут скверик, а вы потом сделаете». В такие инициативы я не верю. От того, что кто-то с кем-то обсудит, что тут нам нужна лавочка, никакая лавочка не появится. Когда Эйфель возводил башню своего имени, это была его личная, частная, не связанная с государственными деньгами инициатива, которая к тому же поливалась грязью всеми. Он ее сделал для себя. И со скверами то же самое. Конечно, когда задействованы бюджетные средства, нужны формальные слушания. Но если вы сами хотите благоустроить территорию, вы идете и сажаете деревья. И зовете помочь всех, кто хочет. По крайней мере, у нас это так.

Важно пропагандировать не то, что надо быть инициативным, сознательным гражданином, писать в инстанции, добиваться того, чтобы кто-то пришел и решил вопрос. Важнее объяснить людям, что надо брать и делать. Постоянно сталкиваюсь с тем, что власти пытаются что-то улучшить в малых городах вертикальным способом. А на самом деле Федерации нужно сделать всего две вещи. Вернуть прямые выборы и очень сильно реформировать систему распределения налогов и обязанностей. Этого достаточно, чтобы малые города начали сами себя улучшать, а не выходить со своими инициативами на более верхние уровни.

 

Значит, пока эти две ключевые вещи не сделаны, ничего не завяжется?

Почему же? Завяжется. У нас же получается. Очень важно расширять сознание жителей, чтобы до них дошло: не только администрация управляет тем, как живет город, а любой человек управляет. Хорошо бы научиться думать в направлении, что «город – это я». Мой ответ на вопрос, что же делать, если не предвидится налоговой реформы, — прост и очевиден. Вам больше надо – вы и делайте.

 

Какую роль при этом могут играть внешние ресурсы, например, экспертные?

Я получаю вашу рассылку, но не могу удержаться от ехидства. Понимаете, я «за» экспертное сообщество, это классно, профессиональные люди должны общаться, предлагать идеи, концепции, решения, анализировать практики, составлять сборники какие-то. Но у меня остается вопрос – что со всем этим богатством делать при дефиците субъектности на местах? Им там в городах хватает идей, им даже ресурсов хватает. Им не хватает ощущения, что я могу сам. Сам придумывать и делать.

И я от всей души желаю всем, кто считает себя экспертами, – а себя я тоже считаю причастным к этой касте, – обязательно получать реальный опыт в реальном городе. Написал стратегию развития – дерзай, реализовывай! Это очень сильно меняет восприятие.

А еще я экспертам по развитию малых городов советую и даже настоятельно рекомендую встречаться не в Москве, а в Урюпинске. Давайте такую матрешечку устроим: организуем какой-нибудь экспертный совет по развитию мегаполисов, который будет постоянно собираться в Урюпинске. Пускай Кудрин, Собянин едут в Урюпинск. Почему бы нет? У нас есть гостиница с президентским люксом, вертолетная площадка. Кстати, высокие чины к нам приезжают. И это тоже один из способов куда-то двигаться дальше в условиях, когда местное самоуправление умерло. Умерло с точки зрения денег, бюджетов, ответственности. Но люди-то еще есть, и кое-где очень умные. Поэтому мы стараемся как можно больше с разными федеральными структурами общаться и с помощью них набирать какие-то пилотные проекты. Так что если кто-то хочет спасать провинцию, вернее, воплощать какие-то концепции, пилотные проекты, то лучший город в стране для этого – Урюпинск. Приезжайте, все у вас здесь получится. Почему получится? Потому что есть субъекты. Вы нам концепции и ресурсы, а мы вам ордена и работающий проект.

Свою собственную деятельность вы никак не планируете?

С точки зрения проектов у нас нет никакой стратегии – мы живем в тактике. Для нас стратегия – это не план действий, а понимание того, какие мы и какими мы себя хотим видеть. Это больше про ценности, а не про то, что мы должны построить.

У нас в Урюпинске это экологичность, мастеровитость, традиционность, юмор, самостоятельность и духовность. Вот такие слова. И когда мы делаем проекты, мы соотносим, насколько они отвечают ценностям. И если у нас запланировано 320 общегородских мероприятий на год, но надо бы что-то новое еще предложить – мы смотрим на этот список и видим, что «пролетаем» по юмору. Отлично, мы хотим юмор, давайте делать веселое мероприятие.

В плане проектов, наверное, мы больше даже не на ценности ориентируемся, а на принципы. Принципы того, как работать над развитием своего города. Их всего пять.

  • Первый – невозможное возможно. Когда думаем, за какой новый проект браться, мы накидываем идеи и стараемся брать те, которые кажутся невозможными. Вопреки пословице «Тише едешь — дальше будешь».
  • Второй принцип – не отлынивать. Тут уже в полном соответствии с мудростью «Взялся за гуж – не говори, что не дюж».
  • Третий – лучше принять решение, чем ничего не предпринимать. Это опять-таки связано с вертикалью власти. Вся активность скукоживается, люди боятся ответственности, и часто не принимают никаких решений по важным и безотлагательным вопросам. Например, сегодня в России вся медицина не курируется муниципалитетами. Это вопрос федерального и регионального уровня. Что это значит для нас? Если мы хотим ремонт в роддоме, мы можем ждать, пока кто-то где-то что-то решит. Можем попытаться ускорить процесс – надавить, припугнуть, пролоббировать. А можем собрать денег и отремонтировать. Роддом-то все равно наш, и нам по плечу решить проблему.
  • Отсюда вытекает четвертый принцип – быть не как все.
  • Наконец, пятый принцип – преемственность. Мы не занимаемся разрушением прошлого – мы строим наше будущее. Вот у нас стоит памятник Ленину – и пусть стоит. И памятник Сталину в музеи стоит. Около него можно собраться и обсудить репрессии, можно вспомнить внука Сталина, который родился в Урюпинске, – да что угодно! Это наша история, какая бы она ни была. Другой вывод из принципа преемственности – если в администрации меняется власть, новый руководитель не должен обхаивать достижения или просчеты предыдущего.

 
Вот такие пять принципов бренд-платформы «Столица российской провинции».


Среди них можно выделить самый главный для вас?

Чаще всего мы пользуемся принципом «невозможное возможно». Иногда я сам говорю, что нет, не получится, а мне в ответ: «Ты что? Невозможное возможно!». Приходится отвечать: «Точно! Давайте сделаем». Для меня лично еще очень важен принцип «быть не как все». Сделать то, что нигде никто не делал. Мы хотим быть примером и создавать такие практики, которые захотят перенимать другие. То есть сначала Урюпинск делает не как все, а потом все начнут делать, как мы.

И такие примеры уже есть?

В Урюпинске 4 раза в год на 4 дня вывозят группу пенсионеров человек 60-90 в муниципальный детский лагерь и там устраиваем им погружение в советское детство. Пионерский лагерь — мне это совершенно не близко, а для пенсионеров родное. Они разбиваются на отряды, пионервожатыми становятся волонтеры. Но помимо радости и веселья у этого мероприятия есть обучающая функция – «Школа общественного активиста».

Наши «пионеры-пенсионеры» имеют возможность пообщаться с администрацией, предпринимателями, общественными деятелями, им рассказывают о возможностях города. Они там взаимодействуют, проектную деятельность осваивают, учатся планировать, искать ресурсы и так далее. Причем едут на эту программу только неактивные граждане и только один раз. А суть такая. У нас 11 тысяч пенсионеров. Вот сидят они по домам, общаются с телевизором, ругают правительство. В этой школе они найдут новых друзей, увидят, что могут на своем уровне что-то решать. В идеале после возвращения такой пенсионер выходит во двор, находит человека, который занят какой-то общественной деятельностью (скорее всего из ТОСа – у нас они повсеместны), и спрашивает его: «Чем я могу быть тебе полезен?». Этой программе уже 5 лет, через нее прошли уже где-то 2 тысячи пенсионеров. И она имеет колоссальный эффект. Например, на 34% снизилось количество писем на имя главы администрации. Этой практике у нас все учатся. Сейчас Москва подтягивается.

Вы сами в Урюпинске надолго?

Я переехал сюда из Москвы, где жил 14 лет, где окончил школу и вуз. Мы с супругой абсолютно свободно смотрим на то, чтобы куда-то переместиться. Когда мы думаем, где нам, достаточно молодым людям, жить, то главным ограничителем становится образование для наших двух маленьких дочек. Когда встал вопрос о детском саде, то мы захотели, чтобы это был сад по системе Монтессори. Мы могли либо переехать из Урюпинска туда, где такой сад есть, либо открыть его здесь. Ну, и в полном соответствии с принципами «столицы российской провинции», мы открыли частный детский клуб «Семечка». Он уже год работает. В 2020 году наша старшая дочь идет в школу, так что теперь мы живем проектом открытия экспериментального класса на базе урюпинского Лицея.

Принцип – «вам нужно, вы и делайте»?

Не совсем так. Мы обсуждали возможность вернуться в Москву, чтобы там пойти в школу. Но не факт, что в Москве всё нас устроит. А Урюпинск дает возможность сделать все так, как мы хотим. В Москве мы ни финансово, ни организационно не потянем собственную школу. Только условный Урюпинск дает возможность устраивать жизнь свою, своих детей и общества вокруг так, как ты хочешь. И чем меньше город, тем проще «прогнуть» его под себя. В хорошем смысле.